Старинные предания Старой Водолаги.

  • 04.07.10
  • 432
  • 0
Старая Водолага УсадьбаПопасть в Старую Водолагу сейчас не такто просто: только два раза в день сюда заворачивает автобус, курсирующий между Харьковом, Новой Водолагой и Валками. В автобусном расписании этот населенный пункт не значится, да и сам маршрут действует всего четыре дня в неделю. Само село — небольшое, вытянувшееся вдоль дороги в пойме Мжи, сегодня никакими особыми достопримечательностями не отличается. Трудно поверить, что лет 200 назад сюда ездила вся губерния — Старая Водолага была центром светской жизни.

 Попасть в Старую Водолагу сейчас не такто просто: только два раза в день сюда заворачивает автобус, курсирующий между Харьковом, Новой Водолагой и Валками. В автобусном расписании этот населенный пункт не значится, да и сам маршрут действует всего четыре дня в неделю. Само село — небольшое, вытянувшееся вдоль дороги в пойме Мжи, сегодня никакими особыми достопримечательностями не отличается. Трудно поверить, что лет 200 назад сюда ездила вся губерния — Старая Водолага была центром светской жизни.

Дела давно минувших дней

Далекий XVII век. Идет заселение Дикого поля с одновременным и обязательным строительством крепостей. На высоком берегу реки Мжи, «с Крымской стороны», харьковский полковник Григорий ДонецЗахаржевский строит острог со рвом и валом «мерою в длину 174 сажени, поперег 165 саженей» (по площади — чуть меньше квадратного километра). Было это в 1672 году. Межевая грамота от 1676 года сообщает, что в остроге был двор полковника Донца, рядом — деревянная Покровская церковь, и далее: «да в том же остроге и за острогом подле р. Мжи строятся вновь прихожие люди черкасы» — и называется количество жителей —
200 человек. Новое поселение было названо Водолагой — как это часто бывает, по имени речки Водолаги, протекавшей неподалеку. Само слово «водолага», а точнее, «адалага», — тюркского происхождения, и, по утверждениям филологов, обозначает «хозяин чистой воды»: скорее всего, угодья и пастбища на берегах речки принадлежали какомуто тюркскому правителю. Впрочем, просто Водолагой это поселение оставалось недолго: буквально через три года все тот же полковник Донец ставит новую крепость, несколько больше прежней, в 10 километрах от старой , и называет ее, не долго думая, Новой Водолагой . Соответственно Водолага № 1 превратилась в Старую — во избежание путаницы.

Острог Старой Водолаги был поставлен, чтобы защищать местное население от набегов крымских татар, но в истории сохранились документы, свидетельствующие о том, что в большей степени местное население страдало от запорожцев. В 1714 году Иван Захаржевский жаловался митрополиту Илариону: «В прошлом 711 году в приход хана крымского с ордами и с воры запорожцы под украинные полку харьковскому городы вотчины мои селы Водолаги разорены и церкви Божии огнем позжены...». Подобные набеги повторялись практически ежегодно. Документ 1715 года рисует картину «бесчинств»: «пешие Харцизи (запорожцы. — Авт.) ночною порою набегли в старую Водолажскую слободу, разбивши караул, вломилися в замок и погреб». Потери от набега — 20 ружей и мука общей ценой в 78 рублей, а так же три лошади. Однако вскоре война сменилась миром. Острог за ненадобностью был разобран, но еще в середине XIX века следы вала и рва хорошо просматривались. Правда, к тому времени центр села переместился ниже, к пойме Мжи — именно там еще в 1773 году помещик Старой Водолаги майор Александр Андреевич Дунин получил благословение построить новую каменную церковь взамен обветшавшей деревянной Покровской. Построена она будет только спустя пятьдесят с лишним лет — к тому моменту у Старой Водолаги будет другая хозяйка; прежней останется только фамилия.

Преданья старины глубокой

Мария Дмитриевна ДунинаВ начале XIX века у любого приезжего, хоть сколькото гостившего в Харькове, обязательно спрашивали: бывал ли он у Марии Дмитриевны Дуниной? Если приезжий отвечал отрицательно, ему настоятельно советовали там побывать. Вдова генераланшефа екатерининских времен, Мария Дмитриевна Дунина, была классическим образцом барыни. Живя в провинции, она тем не менее заставила многих губернских выскочек искать у себя покровительства. Для молодых она была олицетворением блестящего екатерининского века с его интригами, балами, войнами, роскошью и жестокостью. Дочь генералпоручика Дмитрия Норова, бывшего одно время правителем Харьковского наместничества, она по своему происхождению принадлежала к одной их самых знатных местных фамилий.

Муж Марии Дмитриевны, генераланшеф Иван Дунин, был соратником Суворова и Румянцева, участвовал во многих сражениях. Свою жену обожал и, не желая оставлять ни на минуту, брал ее во все походы. Знаменитые главнокомандующие не только мирились с этим, но и чтили отважную, преданную, прямую до резкости женщину. Она родила шесть дочерей и единственного сына, погибшего в Бородинском сражении. Говорили, что, когда Марии Дмитриевне привезли известие о гибели сына, она спросила только: «Как он погиб?» — «Как герой», — ответили ей. «И слава Богу!» — сказала она, не проронив и слезинки. Юрий Нагибин так пишет о ней: «Она вдовела без малого полвека, у нее было двадцать четыре внука и семьдесят два правнука, все молились на нее, как на икону. Живая история: она видела капризы, дикие выходки и тоску Потемкина, чудачества Суворова, живописное самодурство Румянцева, ей было пресно среди нынешних прилизанных, послушных, правильных в каждом жесте и слове людишек». Дочерей она выдавала замуж постаршинству, устраивая их судьбы по собственному выбору и тщательно наводя справки о претендентах на их руку. Кстати, одна из дочерей — Варвара — вышла замуж за барона Густава Пиллара фон Пильхау; впоследствии этот потомок старинного силезского рода был похоронен здесь же, в Старой Водолаге .

В поместье царил полный матриархат: все крутилось вокруг маменьки, которая позже стала называться уже бабинькой, но властвовала все так же безраздельно. Юрий Нагибин в повести «Сильнее всех иных велений» так описывает выезд генеральши Дуниной из Водолаги в Харьков по очередным матримониальным делам: «Из сарая выкатили допотопный дормез, хаживавший еще под Яссы, запрягли четверик сытых коней, и старуха покатила в Харьков в сопровождении громадного штата дворни, включавшего двух карликов и шутиху. Генеральша почти ничего не ела и не пила, а это требовало куда больших хлопот от обслуги, нежели любое чревоугодие, да и вообще обладала множеством старческих причуд, слабостей, капризов, привычек, которые обеспечивались лишь наличием бесчисленной дворни. Причудливый поезд славных дней «богоподобныя Фелицы» благополучно, хотя и не скоро, достиг Харькова...». Возможно, в этом описании не обошлось без литературных преувеличений, но в целом характер старой генеральши соответствовал описанию.

При всем своем самодурстве генеральша отличалась истовой и искренней религиозностью: когда она была помоложе, то вместе с дочерьми в обязательном порядке совершала паломничество в КиевоПечерскую лавру — причем ходила пешком по старой благочестивой традиции. Свой просторный деревянный дом на каменном фундаменте в Старой Водолаге , построенный еще в 1780 году, она, по преданию, раздаривала по частям своим дочерям. Именно в этом доме встретились будущий главный жандарм России Александр Бенкендорф и одна из красивейших женщин своего времени — Елизавета Андреевна Бибикова.

История любви. Он

Будущий глава Тайной канцелярии и «душитель свободы» родился в семье, приближенной к престолу: его мать была лучшей подругой великой княгини Марии Федоровны — жены наследника престола Павла. Мальчик появился на свет в Монбельяне, рос в Петербурге, воспитывался в частном пансионе в Байрейте. Слыл сначала невероятным драчуном, а потом — страстным поклонником женского пола, причем был вынужден покинуть пансион, не доучившись, именно по этой причине. БенкендорфЕго определили младшим офицером в привилегированый Семеновский полк. Геройлюбовник Бенкендорф не делал различий между светской дамой, молоденькой прислугой или женой камердинера, что вызывало недовольство покровительствующей ему Марии Федоровны. Молодого шалопая решено было отправить в инспекционную поездку по границам Российской империи. Против ожидания, Бенкендорф с охотой согласился, прилежно вел журнал поездки, а на Кавказе с разрешения руководства остается, чтобы поступить волонтером в кавказский корпус и «усовершенствоваться в воинском искусстве». С Кавказа он, уже награжденный двумя орденами, отправляется на остров Корфу — защищать греков от Наполеона, потом в качестве дипломата курсирует между Парижем, Веной и Петербургом, не забывая о любовных похождениях. В Россию возвращается с очередной пассией — знаменитой французской актрисой мадмуазель Жорж. Он даже подумывал жениться на ней, но она предпочла другого поклонника.

С 1809 года Александр Бенкендорф активно участвует в боевых действиях — сначала в Молдавии против турок, а затем — в Отечественной войне 1812 года. Он возглавлял один из знаменитых «летучих» (партизанских) отрядов, был комендантом только что освобожденной Москвы, участвовал в «битве народов» под Лейпцигом и заграничной кампании русской армии1813—1814 годов. Был награжден многими орденами — как российскими, так и шведскими, прусскими и нидерландскими. От регента Великобритании он получил золотую саблю с надписью «За подвиги 1813».

Повеса, щеголь, блестящий офицер и опытный ловелас — таким он приехал в Харьков в 1816 году по служебной надобности. И услышал полувопросполуутверждение: «Вы, конечно, будете у Марии Дмитриевны Дуниной?». Далее следует предоставить слово потомку шефа жандармов, с одной стороны, и декабриста, с другой, Сергею Волконскому: «Он поехал. Сидят в гостиной; отворяется дверь, и входит с двумя маленькими девочками женщина такой необыкновенной красоты, что Бенкендорф, который был столь же рассеян, сколько влюбчив, тут же опрокинул великолепную китайскую вазу. Когда положение обрисовалось, Мария Андреевна (Дмитриевна. — Авт.) нашла нужным собрать справки. Фрейлина Екатерины Великой и поддерживавшая переписку с императрицей Марией Федоровной, она за справками обратилась не более не менее как к высочайшему источнику. Императрица вместо справки прислала образ».

История любви. Она

Кто же была она — та красавица, изза которой пострадала китайская ваза, и, увидев которую, видевшийперевидевший в своей жизни женщин Бенкендорф потерял голову? Елизавета Андреевна ДонецЗахаржевская, дочь родной сестры Марии Дмитриевны, принадлежала все к той же местной знати. Прелестная белокурая двадцатидевятилетняя вдова (ее муж, генерал-майор Павел Бибиков, погиб в войне 1812 года, оставив ее одну с двумя дочерьми), угадав намерения заезжего обольстителя, стойко оборонялась. А он серьезно влюбился. Александру Бенкендорфу к этому времени было уже тридцать четыре года. Поскольку крепость не сдавалась, выход для старого холостяка был только одни — жениться. И Елизавета Андреевна сделала верный выбор: Александр Бенкендорф стал настоящим отцом для двух ее дочерей — Екатерины и Елены, унаследовавшей материнскую красоту и впоследствии считавшейся первой петербургской красавицей.

Они поженились в 1817 году. Через 10 лет, находясь на пике карьерного взлета, Бенкендорф покупает мызу Фалль (территория современной Эстонии) и строит там замок, который, как он надеялся, станет «родовым гнездом» Бенкендорфов. Однако у них с Елизаветой Андреевной рождаются только девочки — Анна, Мария и младшая София. То ли отсутствие сыновейнаследников сыграло свою роль, то ли, следуя старой поговорке «Седина в бороду, бес в ребро», почтенный глава семейства опять взялся за старое. Елизавета Андреевна о его шашнях знала, но молчала, не желая выносить сор из избы. Она жила в Фалле — месте дивной красоты. Туда приезжала известная английская художница Элизабет Ригби, оставившая на память хозяевам их портрет; там же гостил Тютчев, набираясь поэтического вдохновения, работали известные пейзажисты Воробьев и Фрикке, выступала прославленная певица Генриетта Зонтаг. В Фалль дважды приезжал император Николай и даже собственноручно посадил несколько деревьев. В сентябре 1844 года туда привезли тело Александра Бенкендорфа — он умер по пути домой. Елизавета Андреевна прожила еще тринадцать лет. Оба они похоронены в Фалле.

200 лет спустя...

Все это происходило так далеко от Водолаги, что кажется — будто бы в другой жизни. Не совмещаются както в воображении Фалль и Старая Водолага . Мы, приехав туда, попытались найти хотя бы осколки той, прежней жизни. За 100 лет до нас с той же целью в Старой Водолаге побывал известный исследователь старинных усадеб Г. К. Лукомский. Он описывает и перестроенный потомками дом Дуниной с отличным собранием портретов и картин, и дом одного из наследников — князя А. Н. Голицына; рассказывает о церкви, построенной Дуниной, уделяя особое внимание роскошному, неописуемой красоты барочному иконостасу. Лукомский заканчивает свой рассказ описанием мавзолея графов Сиверс — одних из наследников имения Дуниной. Сегодня о мавзолее местные жители уже даже не помнят. Место, где стояла церковь, – там сейчас детский садик — здесь помнят пока еще хорошо: ее трижды взрывали в конце 50-х годов, борясь с «опиумом для народа». На фундаменте дома Дуниной, последней владелицей которого была ее внучка С. Ширкова (местные называют ее Ширчиха), — разваливающийся клуб, в котором уже нет ни окон, ни дверей. Дом князя Голицына еще двадцать лет назад был в полной сохранности и использовался как туберкулезный диспансер. Сейчас на его месте жалкие руины; однако в окрестностях еще прослеживаются аллеи великолепного парка.

Но самое удивительное ожидало нас в конце поисков. На возвышенности, на пашне нам удалось найти следы давней жизни: обломки старинной посуды, бесформенные куски слабо обожженной глины, применявшейся при строительстве, и даже кусок точильного бруска. Специалисты, осмотрев в Харькове наши находки, сказали, что все это датируется XVII веком. Сопоставляя данные наших разведок и имеющихся описаний, можно с большой уверенностью говорить о том, что именно там и находилась та самая крепостьострог с двором полковника Донца.

Это миниоткрытие, тем не менее, никак не скажется на сохранении памяти о былом значении Старой Водолаги , которое держалось на людях, здесь живших: Голицыных, Дуниных, ДонецЗахаржевских, Сиверсах и других. Мерзость запустения, царящая в когдато прекрасных усадьбах, больно ранит: ведь это — смерть нашего прошлого, нашей истории.
P. S.
Не знаю, почему, но когда я стояла посреди разоренного клуба, перед глазами у меня, как видение, промелькнула картина из очень давней жизни: распахнутая дверь, молодая женщина, к которой застенчиво прижимаются две маленькие девочки, и вскочивший со стула молодой человек в военном мундире... И звук разбитой китайской вазы...

www.izv.kharkov.ua

Справка:

Старая Водолага — село, центр сельского Совета. Расположена на правом берегу р. Можа, в 10 км от районного центра и железнодорожной станции Ордовка. Дворов —461. Население — 1238 человек. Сельсовету подчинены села Бахметовка и Павловка.

 В Старой Водолаге находится центральная усадьба колхоза им. Жданова, имеющего две комплексные и тракторную бригады, две фермы, пилораму, маслобойку, мельницу, ремонтные мастерские. За хозяйством закреплено 2775 га земли, в т. ч. пахотной — 2154 га. Выращиваются зерновые и технические культуры. Животноводство — мясо-молочного направления.

За достижение высоких показателей 21 человек награжден орденами и медалями, в т. ч. орденом Октябрьской Революции — И. Ф. Катриченко (председатель колхоза), комбайнер Н. С. Комратов.

В селе есть средняя школа, где 146 учащихся и 14 учителей, клуб с залом на 250 мест, библиотека с книжным фондом 9,5 тыс. экземпляров, туберкулезная больница на 50 коек, фельдшерско-акушерский пункт, пять магазинов, отделение связи.

На учете в партийной организации — 37 коммунистов, в комсомольской — 100 членов ВЛКСМ. Первая партийная ячейка основана в 1927 году, комсомольская — в 1925.

Село основано в 1673 году как острог на южной окраине Харьковского полка для защиты от набегов татар. В 1764 году крестьяне разгромили помещичий селитровый завод. В 1902 году жители села активно участвовали в движении против помещиков и кулаков. За разгром княжеского имения 159 человек из них были подвергнуты телесным наказаниям. В июне 1906 года сельская сходка приняла решение о передаче помещичьей земли крестьянам.

Советская власть в селе установлена в январе 1918 года. Когда началась Великая Отечественная война, 182 жителя села ушли на фронт. За боевые подвиги 89 односельчан награждено орденами и медалями. Звания Героя Советского Союза удостоены А. В. Щербак, отличившийся при освобождении от фашистских захватчиков г. Фастова, и К. Ф. Ребрик, проявивший мужество и отвагу во многих боях. Смертью храбрых пали 75 человек. Во время оккупации села фашистами здесь действовала подпольная организация, в которую входили А. И. Спивак, В. Ф. Дубина, Н. И. Крамной и др. Все они отмечены правительственными наградами. Оккупанты угнали на каторгу в Германию 70 жителей села, 40 — расстреляли, среди них коммунистов Н. С. Коваля, П. И. Мирошниченко, П. М. Соколенко.

В боях за освобождение села погибло 252 воина, которым в 1950 году сооружен памятник.

Уроженцу с. Бахметовки В. Н. Косову, командовавшему 117-м гвардейским полком, за мужество, проявленное при штурме Берлина, присвоено звание Героя Советского Союза.

"История городов и сел Украинской ССР", Том "Харьковская область", стр. 562

Опубликовано в История Последнее изменение 04.07.10

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить